Написать по адресу: noevkovcheg@uniastrum.com

Свежий номер газеты Ноев Ковчег Новости Армении

Предыдущая статья

Армяне в Таджикистане

Мои таджикские коллеги из информационно-аналитического агентства «Вароруд», узнав, что я, работая в газете, одновременно являюсь председателем Андижанского областного армянского культурно-просветительского центра, сообщили, что и у них в Хужанде живут и трудятся армяне, а в городе Чкаловске есть армянский ресторан. Уже тогда мы договорились, что при случае они обязательно познакомят меня с армянами, живущими на севере Таджикистана. И случай такой, наконец, представился.

Когда я приехал в Таджикистан для участия в международной конференции по освещению в СМИ проблем терроризма, религиозного радикализма и экстремизма, мне сразу же сообщили, что в санатории-профилактории Кайраккумского коврового комбината «Шифо», где нас разместили, работает моя соотечественница.
На следующий день, выбрав время, поспешил в корпус и спросил, где можно найти Нину. Меня направили в кабинет № 16, на запертой двери которого висела табличка «Старшая сестра». У проходившей по коридору санитарки спросил, где может быть Нина.
- Нина Суреновна, - громко позвала она, и из соседнего кабинета вышла миловидная женщина.
- Добрый день, Нина Суреновна. А меня зовут Гарун Суренович, - представился я. И заметив в глазах женщины сомнение, показал свое редакционное удостоверение. Убедившись, что я не шучу, она пригласила меня в свой кабинет. Там я узнал, что она родом из Мегри, что в Зангезуре. Там закончила школу, поступила в Капанское медучилище. А после его окончания судьба забросила Нину Суреновну в далекий Кайраккум, о существовании которого она раньше и не подозревала. Здесь она встретила своего будущего мужа Юрия, тоже армянина. Сейчас в семье четверо детей:Симона, Сусанна, Арсен и Гоар. Старшая учится на 4 курсе университета.
- Кроме нас в Кайраккуме живут еще две армянские семьи, - рассказывает Н.С. Симонян. – Мы постоянно встречаемся, готовим блюда армянской кухни, разговариваем на родном армянском, чтобы не забыть язык отцов и дедов. Я нашла счастье на земле Таджикистана, ставшей мне родной. У меня есть дом, любящий муж, любимые дети, работа, коллеги, которых я уважаю и которые относятся ко мне с большим уважением. А что еще нужно для счастья?
Встреча с другим представителем армянской диаспоры Русланом Мехаковичем Багдасаряном состоялась в ресторане «Гюмри» в Чкаловске. Компанейский человек, любитель и блестящий рассказчик анекдотов, он родился в 1951 году в Душанбе.
- Вообще-то первым в Таджикистан приехал мой дедушка. Было это в 1929 году. А в 1933 году он перевез сюда семью, - рассказывает Руслан Багдасарян. - Я закончил школу, потом Душанбинский сельскохозяйственный институт, факультет механизации. Долгое время работал в объединении «Таджикнефть», потом в аппарате ЦК комсомола республики, в Душанбинском горисполкоме, был директором столичного комбината благоустройства города. В период развития частного предпринимательства перешел на работу в совместную таджикско-датскую частную фирму, а потом создал свое частное предприятие «ГРЭГ».
Увидев, что я не совсем понял название, Руслан разъяснил: «Все очень просто. Название складывается из первых букв имен дочерей, жены и моего – Гаянэ, Руслан, Элла и Гоар.
Жена его, окулист высшей категории, тоже армянка и тоже уроженка Таджикистана. Отец был военнослужащим, и после Великой Отечественной войны его с семьей перевели сюда для продолжения службы.
На следующий день Руслан Мехакович пригласил меня на свое предприятие, основное направление деятельности которого – изделия из камня, малые архитектурные формы: фонтаны и парковая скульптура.
- Сотрудники нашей фирмы, - рассказывает Р. Багдасарян, - принимали участие в создании памятника Сомони – главного памятника республики, в сооружении постамента памятника Бобожону Гафурову перед Академией наук Таджикистана, установили фонтан в аэропорту Худжанда. Могу с уверенностью сказать, что фирма наша хоть и небольшая, но авторитетная, получает серьезные правительственные заказы. Мы сотрудничаем со многими ведущими архитекторами республики, и принцип нашей фирмы таков – вы говорите, что хотите получить, и мы сделаем все, что вы хотите, в лучшем виде.
Вот и сейчас, в преддверии празднования 2700-летия города Куляба, нас пригласили принять участие в строительстве четырех объектов, входящих в комплекс, который предстоит сдать в эксплуатацию к празднику.
- А что это за сертификат правительства города Москвы висит на стене вашего кабинета?
- В позапрошлом году здесь побывали сотрудники Московской мэрии. Им очень понравились наши работы. Они были удивлены, что в небольшом таджикистанском городке Чкаловск делают такие вещи. Потом меня пригласили в мэрию Москвы и в знак сотрудничества вручили этот документ. Я им очень дорожу.
- Руслан Мехакович, как получилось, что вы, выпускник сельскохозяйственного вуза, человек, работавший в различных государственных структурах, уже в зрелом возрасте связали свою дальнейшую жизнь с камнем? Что это: желание выгодно вложить деньги или же зов крови? Ведь на нашей исторической Родине, в Армении, профессия каменотеса не только одна из древнейших, но и одна из самых уважаемых, почетных.
- Да, Айастан (так по-армянски будет Армения) еще ведь называют и «Карастан» - страна камней. В свое время Осип Мандельштам назвал Армению «орущих камней государством». Армянский же поэт и писатель Геворг Эммин назвал ее «поющих камней государством», потому, что в этой древней стране почти на каждом камне можно увидеть рисунок или надпись. А какие чудеса творят из простого камня армянские каменотесы?! Не будем говорить об известных всему миру Эчмиадзине, Гарни, Звартноце… Здесь иногда в глухом селе можно встретить такой изумительной работы хачкар (крест-камень), которому место где-нибудь в Эрмитаже, Лувре или любом другом всемирно известном музее.
Что же касается ответа на ваш вопрос, то вы каким-то странным образом угадали: да, моя нынешняя работа - это зов армянской крови, - признался Руслан Мехакович. - Дело в том, что один из моих дедов был каменотесом или, как говорят в Армении, «карташем». Мое первое знакомство с камнями началось еще в студенчестве, когда я брал то один, то другой камень, пытался обрабатывать, наносить какой-то узор. Прошло время, и я вплотную занялся камнем. Меня часто спрашивают о том, какой камень лучше. Я отвечаю: «Нет плохих камней, есть плохие мастера». Действительно, это так. Во-первых, нужно просто знать, из какого камня что можно сделать. Во-вторых, это отношение к камню. Я всегда говорю работникам: «Закончил обработку камня – вымой его. Ведь камень, словно живое существо, чувствует отношение к себе». Бывает так, что вымоешь обработанный камень, и он предстает перед тобой совершенно в ином, неожиданном даже для тебя самого виде. Лично я, пусть это вам не покажется смешным, перед тем как начать работу, подолгу разговариваю с камнем, который предстоит обработать. Мы должны понять друг друга.
- Руслан Мехакович, извините, что я вас прерываю, но хочется, чтобы вы рассказали и о других армянах, живущих в Таджикистане.
- Я должен отметить, что земля таджиков в давние времена приняла армян как своих. Это отношение, слава Богу, сохранилось и поныне. Мы гордимся тем, что в свое время такие представители нашей общины, как Арутюнов, Туманов, Мелкумов, Айрапетов, Амбарцумов, работали руководителем СКТБ Академии наук Таджикистана, заместителем председателя Госплана республики, деканом юридического факультета Таджикского университета, заместителем генерального директора «Средазспецавтоматика», директором Душанбинского масложиркомбината. Да и сегодня, например, Мкрытчев является I заместителем председателя Госкомстроя и архитектуры РТ.
Нужно сказать, что таджикский народ всегда относился к армянам хорошо. Но ведь это не приходит само по себе, только потому, что мы армяне. Наверное, мы заслужили это своим трудом, отношением к людям, рядом с которыми живем вместе не один десяток лет.

Гарун Машуров, Андижан

Следующая статья
Новость часа



Курсы валют



Погода в Москве



Индексы



Свежий номер газеты Ноев Ковчег Новости Армении